После этого

стоит ввести в обиход понятие арт-сталкинга, а ещё лучше – эстетического сталкинга, ЭС, эсинга.
Эсинг включает в себя поиск, исследование и коллекционирование эстетически маркированных объектов. В процессе эсинга получаются удовольствия искателя, аналитика, знатока, коллекционера. И сочинителя, разумеется, – если всё это сопровождается записями наподобие представленных здесинг.

Эсингуя, из материала выхватываем интересный кус (эскус) и уподобляем его раскидистой разноцветной лего-загогулине, которая, понятно, состоит из лего-кирпичиков, лего-кубиков. Кубик, даже с шипами, – модель не для умственных миров; там более уместны гиперкубики, тессеракты, которые у нас превращаются в эссеракты. Важный термин.

Для наглядности слегка заденем фильм слабый, но не лишённый интереса для эсингиста – российский фильм «Голубка». Из эссерактов «Голубки» хочется выделить три глобальных, архетипических, так сказать. Первый эссеракт – «механическая кукла», кружащаяся под звуки музыкальной шкатулки игрушечная балерина. Сделана грубо, но это не мешает. Потому что такие штуковины относятся к материальным фетишам детства, в чём их неиссякаемое обаяние. Второй эссеракт – «пещера сокровищ», она же жилище художника. Восходит к нематериальным фетишам детства и к способу хранения материальных. Третий эссеракт – «дверь за нарисованным очагом», или таинственная лестница, ведущая КУДА-ТО.
Обители художника из «Голубки» в физическом мире уже нет, но как виртуальный эссеракт она никуда не денется и даже может прирасти новыми отсеками (отэсками), потому что за каждым «холстом» в этом топологически (психически, семантически) локализованном эс-кабинете (эске) для эсингиста эсть ход в Иное (иноэс).

Составной эссеракт – эссеракт-кабинет, эск – явным образом содержит в себе другие эссеракты. В процессе обхода-эсследования эска в этих внутренних эссерактах могут быть обнаружены проходы в отэски, и туда останется только проэследовать. (В принципе, протиснуться можно в любой эс-объект, но не любой доставит при этом максимум эсического удовольствия.)

Введём понятие корреспондента эсического – корэса – поставщика материала из определённых точек подвергаемого эсическому освоению пространства. Быть реальным существом корэс не обязан, даже не обязан быть существом. Его дело – поставлять материал в соответствии с собственными свойствами, обнаружение которых позволяет опознать его в качестве корэса такого-то. Или корэссы, если уж так сложится.
Впрочем, «корэс/корэсса» – это всё-таки то, что для именования существ с функцией полового размножения больше подходит. А вот «кадрирующий объект» подойдёт любой рамке. Только, конечно, будет не «кадрирующий объект», а «эскадро». Эскадро «Голубка» – но корэс Сигурд Качерс, корэс Шмуэль Пшеничный, корэсса Золотоносова...

    © Бесконт Актный


Заметно, что в кинематографическом контексте «эскадро» соответствуют «фильм» и «кадр», эсингу – постановка/съёмка фильма, эссерактам – сюжетно-образные мотивы. А «корэсами» являются все активные участники творческой работы по созданию кинопроизведений.
Если добавить определённости сравнения, то ЭСИНГ сродни свободному движению субъективной камеры, бесконечно поворачивающей за угол, где её ждёт неизвестное, часто весьма и весьма неожиданное. Сценария у этого всего нет, но наготове рефлексия, способная на всё... Да, эсинг, разумеется, ещё и шЭСтвие.



ДЛЯ ПОЖЕРТВОВАНИЙ НА РАЗВИТИЕ САЙТА